Сказки Иркутского мясокомбината. Закончились

На минувшей неделе главной экономической новостью Приангарья стала остановка производства на одном из старейших предприятий области - мясокомбинате «Иркутский». Одним из первых о приостановке производства на бывшем флагмане мясопераработки Иркутской области сообщил «КоммерсантЪ», по данным которого 21 марта предприятие перестало поставлять продукцию в местные торговые сети. При этом заявления о банкротстве мясокомбината в арбитражный суд не поступало. Позднее стало известно, что выпуск колбас и полуфабрикатов на мясокомбинате «Иркутский» был приостановлен еще 13 марта. В тот же день трудовому коллективу настоятельно порекомендовали увольняться как можно быстрее по собственному желанию.

Только в этом случае руководство предприятия пообещало расчитать уволившихся быстро. Но ни о каких компенсациях по сокращению и ликвидации предприяия в этом случае и речи быть не могло. За неделю с комбината по собственному желанию уволилось более 200 человек (50% от общего числа работающих). Работники реально оценивали угрозу остаться вообще без денег. И предпочли «синицу в руках».

В чём же причина краха мясокомбината, который в советское время был визитной карточкой сибирской мясопереаботки и поставлял свою продукцию в Москву. По полуофициальной версии, собственники предприятия (семейство Николая Виниченко) не вовремя начали строительство нового цеха. Наполеоновские планы подкосил кризис 2014 года, рост доллара (за валюту покупалось сырьё) и снижение покупательной способности населения.

Однако, на самом деле причины оказались сосем другими. Управленческие просчёты руководства, неумение выстроить стратегию развития в возросшей конкурентной среде, серые схемы вывода оборотных средств с предприятия - всё это в итоге привело предприятие к краху. Сперва с трудностями пытались бороться снижением себестоимости (и повышения таким образом маржи при падающих общих объёмах сбыта) за счёт  ухудшения качества продукции. Для этого мясокомбинат «Иркутский» всё активнее использовал более дешёвое сырьё и заменители. Затем попытались получить федеральное финансирование (имено тогда возникла сказка о строительстве супердорого и суперсовременного нового цеха). Ничего не помогало. Финансовое состояние комбината ухудшаось. В ответ на снижение качества, покупатели переключались на продукцию других производителей. Население голосовало своим рублем за соотношение цена/качество, по которому Иркутский мясокомбинат проигрывал по всем параметрам.

Тогда пришло время оптимизаций и мутных «дочек». Как сообщает сайт «Бабр.ру» за четыре года руководством мясокомбината были созданы такие фирмы как ОАО «Родники», ООО «Горохово», ООО «ПКФ Баргузин». Все они занимались тем же, что и сам мясокомбинат «Иркутский», но почему-то их деятельность была сперва гораздо более прибыльней. А затем одна за другой фирмочки банкротились. 

В итоге к концу 2016 года сам Иркутский мясокомбинат остался без оборотных средств, но с большими долгами перед поставщиками и государством по налогам. Спрос со стороны покупателей продолжал снижаться... Закономерный итог наступил 13 марта. Предприятие начали готовить к банкротству  сцелью в дальнейшем продать сторонним покупателям помещения и оборудование. 

Часть работников в поисках справледливаости обратились за помощью в прокуратуру. В ведомстве подтвердили газете «СМ-№1»: ситуация на комбинате взята на контроль.

— Информация направлена нами в государственную инспекцию труда, поскольку контроль соблюдения прав работников при увольнении, при сокращении, при остановке деятельности — это их полномочия. На основании данной информации и жалобы специалисты инспекции проведут проверку, — комментирует ситуацию Светлана Ермаченко, заместитель прокурора Ленинского района города Иркутска. — У себя мы поставили данный факт на контроль и тоже проводим соответствующую проверку.

Но работникам вряд ли это сильно поможет. По сути, Иркутский мясокомбинат банкротится по такой же схеме, по которой были обанкрочены сотни постсоветских предприятий до этого - таких, как «Кедр» или «Байкалфарм». С помощью «фирм-прокладок» из материнского предприятия выкачиваются все ресурсы и активы. Затем из «прокладок» выводятся средства, которые оседают на счетах за границей. Само материнское предприятие банкротится. И наступает конец «сказочки». А его владельцы оказываются богатыми рантье в жарких и очень зарубежных странах. Но это уже другая история.